Безкоштовний
додаток
для

Єдина Країна! Единая Страна!
згорнути
Автопоради
і ще 6 додаткових каналів
Українські хіти
Romantic Collection
Найбільші хіти
Сучасні хіти
Дискотека Хіт FM
Хеппі Ранок
Владимир Остапчук: «Радио – одно из самых свободных и честных СМИ»

Ведущий утреннего шоу «Хэппи Ранок» на Хит FM Владимир Остапчук рассказал о профессии радиоведущего. Читайте о том, в чем ее особенности, как происходит собеседование, важен ли тембр голоса и дикция, в каком возрасте нужно приходить на радио, об ошибках, юморе и - многои другом. Данное интервью - первый материал стартовавшего 1 октября на МБ спецпроекта о медийных профессиях. Первый цикл спецпроекта «МедиаКарьера» посвящен сфере радио и реализуется совместно с Радиокомитетом.


- Вы пришли в утреннее шоу Хит FM недавно. Как это случилось?
- Около полугода тому назад я пришел в команду "Хэппи Ранок". Я по образованию филолог и телеведущий,  работаю на нескольких телеканалах сегодня, но радио мне нужно было обязательно. Я считаю, что радио – одно из самых свободных и честных СМИ сегодня. На ТВ у тебя  есть прописанный сценарий, большое количество людей из команды, которые согласовывают те или иные вещи. Ты можешь придумать шутку и попытаться включить ее в сценарий, но она должна пройти такую массу инстанций… Все помним историю ведущего российского ТВ Ивана Урганта, которая привела к международному скандалу.  На радио – большая свобода движения, творчества.
Существует, кстати, несколько мифов о радиодиджеях. В Штатах есть такое понятие «7-11». Это сеть магазинов, которая работает с 7:00 до 23:00. У них дверь не обычная, а вращающаяся. Так вот, в Америке Dj называют «seven – eleven», подразумевается, что у него рот должен не закрываться с утра до вечера. Но это не так, у нас нет такой задачи – много говорить. Радио – это фон жизни человека. Для того, чтобы этот  фон был комфортным, ты должен говорить меньше, но интереснее, никаких штампов. Например, время – волна, на которой мы работаем, в студии работает такой-то… Да слушателю все равно кто работает! Ему важно -  что он может взять из вашего разговора.

- Как проходили собеседования?
- Был такой Анатолий Анатольевич, который работал в команде шоу, но сейчас ушел работать на «Плюсы». Он искал себе замену, мы были знаком, позвонил мне и сказал: «Не хочешь попробовать?» Почему бы и нет? Но нужно было пройти кастинг.
На кастинге, образно говоря, ты должен показать свой лучший прыжок. А я предупредил сразу, что не знаю стандартов и требований к ведущему, какой уж тут "прыжок". Плюс нужно было прийти и работать эфир с людьми, которых ты увидел 10 минут назад. Кто эти люди? Чем занимаются? Как мыслят? В общем, все было совершенно непонятно. Совпадете ли вы тембрально и эмоционально? Но я пришел, мы записали выход в эфир на три минуты, я даже не помню уже, какую тему обсуждали. Кажется - что-то о Лукашенко. Через неделю мне перезвонили и сказали, что я попал в «суперфинал». Приехал еще раз, записали эфир на украинском в режиме реального времени с актуальными новостями и т.д.  И – прошел.

- Вам потом сказали, почему выбрали именно вас?
- Частично – потому что я подошел по образу. Предыдущий ведущий был такого же возраста, был также женат и т.д. И, дабы достаточно консервативного слушателя не отвратить каким-то резким кардинально новым типажом, решили что новый человек должен в чем-то совпадать. Но по факту мы – совершенно разные люди, и это оказалось тоже неплохо для эфира.

- И, все-таки, на что при приеме на работу смотрят в первую очередь? Тембр голоса?
- Тембр важен, ты не должен быть противен, конечно. Тебя воспринимают по тембру голоса в первую очередь, это - как встречают по одежке. Но тембр - не самое главное. Если ты читаешь как Левитан, но пуст внутри, ты никогда не будешь интересен слушателю.
В телевизоре картинка дает 80% восприятия человека. Не важно, как говорит Анна Семенович. Все знают ее образ. А в радио тебе нужно настолько заинтересовать своим содержательным монологом или диалогом радиослушателя, чтобы он тебя не отпустил. Ты должен быть интересным, нужно очень много читать, очень много готовиться. У нас каждый день как минимум четыре часа подготовки к эфиру. Бытует мнение, что радиоведущие могут на импровизациях "выехать", но это -неправда. Тебе никогда не простят оплошность или ошибку.

Слушатель должен тебе верить. Я вот не верю 18-летним Dj, которые будут говорить о разводах или политике. Ну не верю! На британском BBC некоторые моменты четко прописаны. Например, там до недавнего времени диктор шел читать новости только в костюме. Да, тебя не видно, но это – элемент собственного настроения, уважения к профессии, к себе в профессии и слушателю. Второй момент – все серьезные западные медиаличности – в возрасте.

- А в каком возрасте лучше приходить на радио?
- Я бы не рекомендовал людям младше 23 лет, когда у многих происходит превращение по Хэмингуэю из «мальчика» в «мужа», работать в эфире. Это – мое личное мнение, может быть, гуру радиоэфира считают иначе. Или радиостанция рассчитана исключительно на молодежь 16-20 лет. Но, в любом случае, ты должен быть не пустой внутри, обладать жизненным опытом и собственным мировоззрением.

- Образование наверняка сыграло тоже свою роль. У вас ведь есть диплом телеведущего?
- Да, я заканчивал школу телеведущих. Но фактически это не то. Никто  ни на каких курсах не научит работать на телевидении или на радио. Только практика. Тебе расскажут, как работает радиостанция, что такое медиабизнес, что есть выходы в 40 секунд и ты не должен говорить больше или меньше. Но это все - фигня полнейшая. Ты должен приходить на радио и учиться у правильных людей. Я отучился год, заплатил соответствующую сумму, но понимаю, что это не то. Образование и диплом в работе ведущего роли не играет. Мне моего филологического общего образования вполне хватает для работы в эфире. Я считаю, что этому не нужно учить в классическом смысле. Только практика "на производстве".
 
- Чем именно помогает филологическое образование?
- Дает правильность речи в первую очередь, грамотность. Кроме того, у меня было много часов теории филологии, я знаю немало фактов об истории слов, тонкостях перевода. Это дает и окраску эмоциональную, и дополнительную информацию. Например, слово «бикини» произошло от названия атолла, на котором в 1946 году произошел взрыв атомной бомбы. Многие девушки носят бикини, но этот факт знают не все. То есть, ты знаешь больше, и за счет этого можешь связать необычным образом информацию, можешь использовать игру слов и т.д. Закончить филологический факультет – это как закончить институт общеобразовательных искусств в Роттердаме. Применения никакого, но есть  общая картинка. Эрудиция. Можешь кроссворды разгадывать, например, или грамотно писать слово «профессор».

- Вы сидите в рубке, аудитория где-то там далеко, сразу отклика эмоционального нет, получается некоторая стеночка между вами и слушателем. Нет психологического дискомфорта сначала? И как преодолеваете, если есть?
- Есть такая проблема, но наше руководство приняло меры. Виталий Дроздов все делает правильно, по книгам. Есть такой момент – ты должен общаться со слушателем, как будто общаешься со своим знакомым. То есть, не говоришь: « Доброе утро, друзья. Сейчас мы послушаем интересную информацию за последний час». Ты не апеллируешь к какой-то эфемерной аудитории, а обращаешься к коллеге: «...привет! Слушайте, я нашел офигенную информацию!». И когда слушатель воспринимает гораздо лучше разговор троих людей между собой, чем беседу ведущего со стенкой и ведущие становятся практически родными.

- Чему еще пришлось учиться? Ведущий утреннего шоу должен, например, уметь работать за пультом?
- Я, честно говоря, пока отлыниваю от этого. Но каждый, конечно, должен учиться работать с техникой. Это сложнее, гораздо сложнее, чем просто говорить. Это как водитель маршрутки – и рулит, и оплату за проезд принимает, и по телефону говорит.
У нас 3 - 4 микрофона, есть музыкальные подклады под выходы с других сайтов. Их нужно скачать, переконвертировать, разметить… Есть программа музыкальная, которая стоит в автоматическом режиме. Песни мы не имеем права самостоятельно ставить, убирать – для этого есть музыкальный редактор, который формирует список песен на каждый час. А наша работа – расставить их внутри часа, разметить рекламные блоки. Мы же - сетевая радиостанция, самая крупная в Украине, и, если мы должны выйти с рекламным блоком в 26 минут, то, если мы не свернули разговор, не пустили рекламу в 28 минут,  программа автоматически закроет нам рот и съедет на рекламу. Ты должен четко понимать: для выхода у тебя есть 3 или 2 минуты, и ты должен весь свой законченный рассказ вложить в это время.

- Трудно было привыкать к такой сжатости во времени?
- Мне – да, трудно. Ребятам, которые здесь уже по шесть лет работают, конечно, легче. И сначала я просто подстраивался под них, ориентировался на них.

 

- Есть еще момент, когда человек один сидит в эфире, ему проще рассчитать время – он тратит его только на себя и понимает: вот сейчас я договорю, попрощаюсь и перейду на рекламу. А когда вас трое? Могут перебивать, вставлять свои шутки и т.д.
 - Здесь нужно разделять: есть ведущие утренних шоу и линейные ведущие прямого эфира. Линейный ведущий действительно работает один, и его задача спокойно, комфортно для радиослушателя, не нагружая лишней информацией озвучить время, анонсировать рубрику, объявить песню. Да, действительно, он видит в программе, что до конца песни осталось 45 секунд и он за эти 45 секунд может сказать какое-то количество слов. Но, когда ты работаешь в шоу, у тебя нет такой возможности, ты должен работать одновременно еще с двумя людьми. Трем людям нужно как-то ужиться, это сложнее. И, хотя у нас самое популярное утреннее шоу, нас шеф по-прежнему собирает и делает разбор полетов: ребята, вы перебиваете друг друга, спешите, вы должны говорить более комфортно для радиослушателя и т.д.

 - Дикции дополнительно учиться пришлось?
 - Нет. Я ходил на дикторские курсы в свое время и могу сказать, что все это фигня. Дикция, тембр голоса – это либо есть от природы, либо нет.  Если у тебя нет дефектов, ты можешь работать.

 - Но есть же упражнения все равно какие-то...
 - Есть. Я разными упражнениями страдал когда-то тоже. Есть система Стрельниковой – это оперная певица, которая потеряла голос и которкими дыхательными поступательными движениями разрабатывала голосовые связки. Есть артикуляционные упражнения на разработку… Но главное - практика! Нужно просто говорить.

- Как строится ваш рабочий день? Во сколько подъем?
- В 6:00 я просыпаюсь, в 6:30 выезжаю на работу, благо живу недалеко и ехать десять минут всего. В 6:50 у нас первый выход, заканчивается эфир в 10:10. Затем подготовка к следующему эфиру и разбор полетов – что удалось, что – не удалось, что получилось – не получилось. И где-то в 13:00 -14:00 я еду уже на другую работу или домой. Но, в любом случае, еще и последние новости вечером ты должен обязательно просмотреть, чтобы утром быть в курсе всех новостей, быть первым.

- А как готовитесь к эфиру?
- В эфир мы выходим каждые 10 минут, шесть выходов  в час. Их нужно проработать. У нас есть рубрикатор и какие-то схематически прописанные вещи, как, например, игра с радиослушателем в 8:20. Но есть – выходы, для которых мы каждый день готовим новости или интересную информацию. При этом ты не должен много говорить о политике – это надоест. Ты не должен свалиться в бытовуху или черный юмор. И каждый день – это фактически вызов самому себе: ты не должен сделать хуже, чем вчера. Мне чем нравится в спорте ситуация? Например, ты – олимпийский чемпион. Ты один раз победил - и все!  Ты теперь всю жизнь – олимпийский чемпион. Можешь больше не выступать, можешь напиться и провалить квалификацию, но ты все равно – олимпийский чемпион. А здесь каждый день нужно быть не хуже, чем вчера. И это, с одной стороны, закаляет, с другой – накладывает много ответственности.

- Какие первые ошибки в работе допускали c самого начала?
- Перебивал коллег усиленно, часто на себя перетягивал одеяло. Когда ты приходишь в сложившуюся команду,  чувствуешь себя неуверенно и стараешься больше проявляться, практически выкрикивать, идет притирка. Ты перебиваешь, неудачно шутишь, тебе кажется, что это смешно, но смешно ли для слушателя? Ты можешь смотреть телеканал «Дождь», читать Esquire, а твой слушатель, допустим, слушает Ваенгу, смотрит Comedy Club и т.д. Я не говорю о нашей аудитории сейчас, я  привожу пример. И то, что ты вычитал интересного в модном журнале «Наука и жизнь» не всегда будет интересно твоей аудитории.

- Есть плюсы профессиональные для вас, как изначально телеведущего, от работы на радио?
- Есть. Когда я разговаривал с руководством, я честно сказал, что мне очень важно чувствовать, что я профессионально расту. Как только я перестану расти и почувствую стагнацию, «потолок», я уйду. Например, на нашем телевидении Юра Горбунов или Доманский уже выросли из этих штанишек, но дальше идти некуда. Разве что в Москву, как Дима Шепелев, но там высокая конкуренция, многих, наверное, здесь держит семья и другие личные факторы. Вот когда чувствуешь «потолок», сложно. Я пока расту. Что дала работа на радио? Эрудированность растет, я стал смекалистее, быстрее реагирую, «отбиваю» реплики. Ты учишься играть в словесный пинг-понг, когда за доли секунд нужно проанализировать и решить, как отшутиться, как отреагировать, как выйти из эфира. Эрудиция растет в силу того, что каждый день ты перелопачиваешь кучу информации, слышишь и рассказываешь кучу историй. Этакая зарядка для мозга. Стал грамотнее юмор.

- В каком смысле – юмор грамотнее?
- Юмор бывает достаточно плоским или специфичным. Возьмем сериал «Виталька»: «Ну ти ж тьолочка, тобі проще. Захотіла їсти– пішла, зварила». Это тоже юмор, и у этого юмора есть своя аудитория. Но этот не тот юмор, к которому нужно стремиться. Стремиться нужно к простому, но неглупому. Например, говорят, что у каждого человека, который занимается бодибилдингом, должно быть две девушки – одна на массу, вторая – на рельеф. Люди, которые качаются, понимают, что есть большие гири и штанги и маленькие, и это сравнение - смешно, это уже интеллектуальный юмор.

- В каждой профессии есть «профессиональные деформации». После многих часов говорения нет желания прийти домой, закрыться и тихонечко посидеть в углу, чтоб никто не трогал?
- Я молчу дома, кстати. Я заметил, что у меня в основном жена говорит. Не то, чтобы  я устал. Да, есть еще вот такой фактор. После трех месяцев работы на радио у меня возникло ощущение, что я уже все сказал, рассказал все интересные истории, высказал мнение по всем поводам – внутренняя политика, экономика, депутаты, личная жизнь. И у меня было ощущение, что я все, перегорел, я пустой внутри. А что мне нести людям? О чем рассказывать? И я понял, что такое перегорание происходит с каждым радиоведущим, его нужно пережить. Причем оно не проходит само, тебе нужно готовиться в три раза больше, читать, смотреть, слушать, переживать, набираться новых впечатлений и тогда ты еще сможешь что-то новое интересное людям преподнести, быть по-прежнему интересным.

- Чем телеведущего привлекла работа на радио? Обычно ведь считается, что радийщики мечтают попасть на ТВ.
- Это очень честный путь. Я работал и в системе образования, преподавал английский язык, работал в других сферах, есть с чем сравнить. И я вижу, что на радио работают честные люди. Ты сможешь, допустим, по блату как-то попасть на радио, но, если ты не понравишься слушателю, тебя выгонят. Зрители, слушатели, это – честная аудитория. Если ты не нравишься, они не будут слушать и ты уйдешь с радио.

- Каким образом слушатели могут повлиять? Они звонят, пишут письма?
- Сегодня у них масса возможностей. У нас даже на iTunce выложены лучшие моменты шоу, так делают не многие. У нас очень продвинутый сайт.

- То есть, видите по количеству прослушиваний, просмотров?
- Не хотелось бы умничать, но это уже вторичное внимание. Если человеку не нравится, он переключается. Если нравится - слушает. Если человеку не нравится что-то,  он, скорее всего, в первую очередь напишет об этом нам в почту: «Ребята, вы несете пургу». Из-за таких писем сначала кажется, что ты плохо работаешь, и только со временем понимаешь, что негативных писем не много, и что человек, которому твоя работа нравится, не напишет. Кроме того, всем не угодишь, да и  конструктивная критика, если она есть, помогает расти.

http://www.mediabusiness.com.ua

Деканчук Олександр, 19 років Деканчук Олександр, 19 років
Київська обл., м. Біла Церква
Діагноз: остеосаркома лівої великої гомілкової кістки.
Мама Оксана 099-119-19-34 Детальніше
Напишіть нам
Ми хочемо зробити Хіт FM кращим - нам важлива ваша думка!
Зараз в ефірі
Раніше звучали ще раніше
Приєднуйтесь до Хіт FM!
Хіт FM в мобільному